На главную    

   Биография

   Живопись

   Хронология    

   Фото архив    

   В поисках    
   Шамбалы    

   "Зажигайте    
   сердца ♥ ♥"   

   Сердце Азии    

   Рерих в    
   Петербурге    

   Статьи о
   Рерихе    

   Статьи
   Рериха    

   Беликов    

   Князева    

   Гостевая

   Музеи

   Ссылки


Николай Рерих
   Николай Рерих
   1939 год




   

"Из чудесных седых камней прошлого стройте светлое будущее". Монография Людмилы Короткиной

  
   

Рерих в Петербурге:

Самое первое, самое ранее
2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9
10 - 11 - 12 - 13

Будет живо лишь то, в основу
чего положена идея
- 2 - 3 - 4
5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10

Из чудесных седых камней
прошлого стройте светлое
будущее
- 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7

Наша школа была поистине
школой народной
- 2 - 3
4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9

Несказанно радостно
вспоминать эпопею
Дягилева
- 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7

Поверх всяких Россий
есть одна незабываемая
Россия
- 2 - 3 - 4 - 5
6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11

   


Рерих уехал в Париж в сентябре 1900 года. Там он поселился в бывшей мастерской художника Аполлона Майкова, с которым встречался на вечерах у сестер Шнейдер. Майков к тому времени уже возвратился в Петербург, и Варвара Петровна передала Рериху адрес - Rue de Faubourge, St. Honore, 235. Это была мастерская и одновременно жилая комната, довольно большая, просторная, скромно обставленная. В ней было только самое необходимое: «простая постель, умывальник, три стула, мольберт, белый стол, на нем лампочка» - так описывал сам Николай Константинович свое жилище в Париже в письме к Стасову. За окном - шумные парижские улицы, а в комнате - тишина.
Художник сосредоточенно работал. По собственному его признанию, он жил в Париже, «как в ските». С девяти утра до пяти часов вечера он не отходил от мольберта. Определенные часы были отведены занятиям французским и английским языками, изучению музеев Парижа.
«Чем больше я смотрю на результаты труда человеческого, тем яснее мне никчемность окружающих обстоятельств, - писал он невесте в Петербург. - Только труд, сознательная работа живет надо всем; ее ничем не разрушишь, ничем не прикроешь; проходят личности, а работа живет».
В Париже в то время проходила Всемирная выставка. Русский отдел на ней был представлен .работами В.Васнецова, Репина, Серова, Нестерова, К.Коровина, П.Трубецкого. Экспонировалась и картина Рериха «Сходятся старцы».
«С моими бедными «Старцами»,- писал художник из Парижа Варваре Петровне Шнейдер,- я попал в руки очень недоброкачественного агента, который думает теперь их продать задешево в какие-то несимпатичные руки. Чем их отдавать за границей, я с несравненно большим удовлетворением подарил бы их в России, например в Исторический музей. Нет ли возможности узнать о таком предприятии, возможно ли оно?
Если москвичам нужен отзыв о картине, то, конечно, В.М.Васнецов, видавший ее еще в моей мастерской, не откажет дать таковой».
Однако желанию художника не суждено было осуществиться, и картина была продана за океан.
Рерих оказался в Париже, как он сообщал в письмах к невесте, в «лучшем русском обществе». Он встречался с ректором Варшавского университета, профессором-психиатром П.И.Ковалевским, с польским писателем и юристом К.Валишевским, крупным юристом, профессором гражданского права в Московском университете Ю.С.Гамбаровым.
Николай Константинович посещал концерты и театры. В письмах на родину он сообщал о новых спектаклях, о концертах восхитившей его молодой русской певицы с «прелестным и сильным голосом». Это была, по-видимому, известная в будущем певица Н.С.Ермоленко-Южина, выступавшая в то время в Париже.
Временами становилось тоскливо вдали от близких, от дома. «Сердце так иногда заноет, - писал он Елене Ивановне, - что поневоле рванешься на улицу и бегаешь там без цели. Приходится напрягать весь рассудок, чтобы водворить себя на место».
Николай Константинович задумал написать несколько новых произведений и одновременно продолжал работу над эскизами, начатыми еще в Петербурге. «Картин пока писать не буду (на этом особенно настаивает Куинджи),- сообщал он Елене Ивановне,- буду только рисовать и делать эскизы». Один из таких эскизов - «Идолы». Рерих рисует этот эскиз в письме к Стасову и описывает основу композиции будущей картины.
В Париже Рерих имел возможность усовершенствовать свою технику, учиться у признанных мастеров живописи.
Николай Константинович поступил в студию исторического живописца и монументалиста Фернана Кормона. Николаю Константиновичу еще в Петербурге были известны по фотографиям картины Кормона на тему каменного века: они воспроизводились в журнале «Искусство и художественная промышленность». Кормон как учитель привлекал Рериха не только сюжетами своих произведений. Французский художник, работавший в академическом стиле, был при этом широко мыслящим человеком и умел понять основу индивидуальности каждого ученика. У Кормона учились в свое время В.Ван-Гог и А.Тулуз-Лотрек, а за пять лет до Рериха - русский художник В.Э.Борисов-Мусатов.
Кормон был хорошим педагогом. Борисов-Мусатов вспоминал: «Кормон очень похож на академического профессора Чистякова. Это невысокого роста худой старик, замечательно энергичный. Говорит он очень быстро и много, и говорит не стесняясь, так что ученики его боятся, и он крепко их пробирает, и весьма обстоятельно».
К Кормону шли художники, не удовлетворенные системой преподавания в других школах. Он уделял большое внимание обучению технике рисунка. Под его руководством Рерих значительно усовершенствовался в рисунке. Мастер одобрял его работы. Он внимательно отнесся к самобытной творческой индивидуальности русского ученика. «У вас в России так много прекрасного и характерного,- говорил Кормон,- и ваш долг, долг русских художников, почувствовать и сохранить это». Рерих писал невесте в Петербург: «Показал свои эскизы Кормону... Можешь себе представить мое изумление, когда, вместо ругани, послышались возгласы: «Оригинально! Характерно! Курьезно! Хорошо идет!», - когда он, обращаясь к ученикам и художникам, окружавшим его, сказал: «Он чувствует характер страны своей. У него особая точка зрения».
Поддержка Кормоном его творческих начинаний воодушевила Николая Константиновича. Он сообщал Стасову: «Я очень рад, что имею отношение к Кормону. <...> С первого же визита моего он сказал: «У вас много своеобразного; вы должны сохранить это. У вас есть своя точка зрения».
Своей постоянной корреспондентке Варваре Петровне Шнейдер Николай Константинович тоже писал о Кормоне: «Из его замечаний приведу такие: «Наконец-то я вижу, что в Париже написано нечто славянское, а не интернациональное». <...> Про рисунки сказал: «У вас широкая и хорошая манера, так и продолжайте». Советовал работать не в общей мастерской, а дома и вызывался приходить на дом ко мне». Действительно, Рерих наедине с собой, в тишине своей мастерской, мог лучше сосредоточиться, чем в общей мастерской среди других учеников, и большей частью работал самостоятельно.

  далее...


 Циклы творчества:   Древо преблагое   Страж пустыни   Розовые горы   Меч Гэсера   Печоры   Знаки Христа

"Истинные ценители прекрасного очень чувствительны к идее, вложенной в краски, музыку или линии. Истинное искусство передает через внешнюю форму идею и чувство, заключенную в ней." (Н.К.Рерих)

www.roerih.ru, Николай Константинович Рерих, 1874-1947
Русский художник, философ, путешественник. E-mail - niko(a)roerih.ru


Rambler's Top100