На главную    

   Биография

   Живопись

   Хронология    

   Фото архив    

   В поисках    
   Шамбалы    

   "Зажигайте    
   сердца ♥ ♥"   

   Сердце Азии    

   Рерих в    
   Петербурге    

   Статьи о
   Рерихе    

   Статьи
   Рериха    

   Беликов    

   Князева    

   Гостевая

   Музеи

   Ссылки


Николай Рерих
   Николай Рерих
   1939 год




   

Сергей Маковский о Николае Рерихе

  
   

Статья Островского

Статья Маковского, часть 1
Статья Маковского, часть 2
Статья Маковского, часть 3
Статья Маковского, часть 4

В поисках Шамбалы, 1
В поисках Шамбалы, 2
В поисках Шамбалы, 3
В поисках Шамбалы, 4

О.Петрова о Рерихе, часть 1
О.Петрова о Рерихе, часть 2
О.Петрова о Рерихе, часть 3
О.Петрова о Рерихе, часть 4
О.Петрова о Рерихе, часть 5
О.Петрова о Рерихе, часть 6
О.Петрова о Рерихе, часть 7
О.Петрова о Рерихе, часть 8
О.Петрова о Рерихе, часть 9
О.Петрова о Рерихе, част 10

"Зажигайте сердца!"

Беликов о Рерихе

Князева о Рерихе

Рерих в Петербурге

   


Россия не богата памятниками древности. Ее города, похожие на села, и села, похожие на города, плохо помнят о прошлом. Но есть в ней уголки, которым по вековому уюту нет равных в мире. Они мало посещаются. И это имеет свою прелесть. Любопытство туристов их не опошлило. Девственно-красива, благостно-покойна их старина. К таким уголкам принадлежит Псково-Печорский монастырь (верстах в 50-ти от Пскова). Несмотря на многие подновления, на позднейшие пристройки и безобразный "Николаевский" собор на самом возвышенном месте, он еще жив тут, жив доныне — сказочный дух жизни минувшей! Вокруг монастыря — сглаженный временем ров и высокая полуразрушенная ограда с угловыми бойницами. Старейший собор внизу, в котловине, образованной покатыми холмами. Здесь — и древняя звонница, и какие-то странные красные здания. Отсюда же вход в "пещеры", где тлеют кости многих тысяч иноков...
Это было на Святой неделе. Склоны оврагов кое-где еще белели снегом; он лежал причудливыми петлями и разводами на мертвой траве... В воздухе гудел непрерывный пасхальный звон. По дорогам из ближних и дальних сел шли странники-богомольцы с котомками за спиной — такие старые, сгорбленные серые. Завидя монастырские главы, они крестились и что-то шептали. За ним шли другие. Еще и еще... И мне чудилось, что окружающая действительности преображается, теряет облик временный. Века молитв, века набожных шепотов! И причитаний, века скорби и веры, — века были здесь, среди равнин перерезанных проселочными дорогами, среди неоглядных равнин...

Вот он — народ, думалось мне. Вдали от наших городов он живет и верит так же как верил прежде, всегда... И по-своему он ближе к великим, вечным таинствам жизни и смерти.
Выходя из монастыря, я обернулся. Налево шла белая стена с деревянной наружной галерейкой под широким навесом крыши. Низкие полукружные ворота. В сумраке — мерцающая лампада. Над воротами большой потемневший образ в киоте. Справа — тоже стена. И казалось, эти две стены, сойдясь у входа в обитель, что-то шепчут друг другу. На весенне-бледном небе ярко выделялся синий-синий купол.

Трудно назвать художника, который бы чаще "менялся", чем Рерих. Он — один из немногих, не останавливающихся на пути. Каждый новый холст — неожиданность и для нас, и для него самого. Я говорю, конечно, с точки зрения чисто живописной. Не довольствуясь знанием испытанного приема, побеждая искушения навыка, он импровизирует с утонченной дерзостью счастливого искателя. Поэтому картины, которые еще так недавно казались итогом, выводом из всех предыдущих исканий, вдруг приобретают иное значение, отодвигаются куда-то назад. Этим объясняются и недостатки его произведений, даже наиболее удачных. В нем — больше темперамента, нетерпеливой смелости, чем выдержки... Способность быстро меняться влияет на качество его работы не всегда в хорошую сторону. Ему вредит спешность творчества! Впечатлительный, восприимчивый — он слишком легко заимствует у других то, что могло бы явиться результатом упорного и осторожного труда. "On voit trop les influences", — сказал о Рерихе один французский критик... С другой стороны, этой гибкостью дарования объясняется и совсем исключительная "молодость" его и близость, в позднейших работах, к новаторам последних лет, отмежевавшимся от художников "Мира искусства" (к которым принадлежит и Рерих по возрасту своего творчества). Тем непонятнее взгляд некоторых критиков, называющих его последователем и даже "подражателем" В. Васнецова. Александр Бенуа так и пишет в своем предисловии к каталогу Парижской выставки 1906 года: "Victor Vasnetsov et ses principaux emules, Nesterov et Rerich".

Ему было двадцать лет, когда в первый раз, на ученической выставке Академии художеств (за 1894 год) он выставил поясной этюд маслом. Этюд назывался "Варяг"; в нем уже угадывалось дарование, но рисунок был вял и живопись очень черная. Художественное образование Рериха началось поздно. Он принялся систематически за карандаш только в последних классах гимназии, лет восемнадцати. На это были посторонние причины. Его отец, как мы знаем, был нотариусом. Он готовил сына к карьере нотариуса и требовал повиновения.
По настоянию отца Рерих поступил на юридический факультет Петербургского университета, не испытывая никаких влечений к юриспруденции. Но одновременно он сдал экзамен и в Академию. В Академии — два года классов. Затем — два года в мастерской Куинджи, наставника многих даровитых художников нынешнего поколения: Пурвита, Рущица, Латри, Богаевского, Химона, Рылова.
"Варяг" — только ученический опыт. Первая картина, с которой выступил Рерих, — "Гонец" (1897). Она сделалась и первым его "успехом". "Гонца" приобрел Третьяков для своей галереи. Участь художника решилась: юридическая карьера была оставлена, и наступили годы напряженных занятий археологией и живописью.
В 1899 году он пишет "Старцев". Это, несомненно, шаг вперед. Картина вызывает общее внимание. Путь найден. Хотя "Старцы" еще очень темное обещание красоты, в них уже ощущается избыток самостоятельности. "Поход" (1899) — третий отметный холст этого подготовительного периода, к которому относятся все работы, исполненные до 1900 года: "Старая Ладога", "Перед боем", рисунки "Жальников" для издания археологического общества и т. д.

После заграничного путешествия 1900 года, в Париж и Венецию, сразу расширяется круг его замыслов, археология отступает на второй план перед живописными задачами, краски освобождаются от гнетущей беспросветности. Целый ряд превосходных холстов принадлежит к 1901 и 1902 годам. Самые значительные: "Идолы" (в нескольких вариантах), "Зловещие", "Заморские гости", "Поход Владимира", "Волки", "Священный очаг". Говорить о них подробно не буду. Их общее достоинство — сила настроения, глубь созерцающей мысли. Общий недостаток — искусственность тона и отчасти композиции (следы влияния Куинджи?).
Уже в конце этой деятельной эпохи наступает освобождение от школьных условностей; дурные навыки юности превзойдены; яснеют новые берега. Этот процесс можно проследить по двум вариантам "Княжьей охоты". Утренняя "Охота" еще в обычном старом стиле, красивая сумрачность "вечерней" — ласкает глаз лиловыми дымами цвета. С тех пор в работах Рериха — прямая линия от достижения к достижению. "Город строят", "Север", "Городок", появившиеся на выставках "Мир искусства", затем "Волхов", "Строят ладьи" — окончательная победа нового над старым. Словно из тесной мастерской, наполненной археологическими "документами", художник вышел к вольным просторам природы. Появляются многочисленные этюды с натуры. Краски становятся прозрачнее и глубже. Рисунок утрачивает последнюю обычность "неоакадемических" приемов. Радуют первые опыты пастели.
1903—1906 годы. Мы подошли к 1903 году, когда написано большинство архитектурных этюдов, о которых я говорил. Ими начинается ряд произведений, все более и более отдаляющих нас от Рериха "Старцев" и "Идолов". Прелестная картина "Древняя жизнь" (1903), с млечной гладью озера, кривыми сосенками и игрушечными избами на сваях, — совсем неожиданный скачок к интимной "японской" стилизации пейзажа. Вспоминается еще "Дом Божий" на выставке "Союза", проникновенная, задумчивая картина, навеянная Печорским монастырем и впоследствии уничтоженная художником в порыве творческого самоистязания, которое знаменательно для этой эпохи лихорадочных поисков, декоративных замыслов и первых композиций на церковные темы. Пишется "Сокровище ангелов" (1904) и другой большой холст, последний холст в бессветных, металлических тонах, — "Бой" (окончен в 1905 году).


 Циклы творчества:   Древо преблагое   Страж пустыни   Розовые горы   Меч Гэсера   Печоры   Знаки Христа

"Я полностью преобразился, стал выше и качественнее, чище и сильнее, читая именно Рериха, моего духовного учителя". (Эльчин Гасанов)

www.roerih.ru, Николай Константинович Рерих, 1874-1947
Русский художник, философ, путешественник. E-mail - niko(a)roerih.ru


Rambler's Top100