На главную    

   Биография

   Живопись

   Хронология    

   Фото архив    

   В поисках    
   Шамбалы    

   "Зажигайте    
   сердца ♥ ♥"   

   Сердце Азии    

   Рерих в    
   Петербурге    

   Статьи о
   Рерихе    

   Статьи
   Рериха    

   Беликов    

   Князева    

   Гостевая

   Музеи

   Ссылки


Николай Рерих
   Николай Рерих
   1939 год




   

Оксема Петрова о Николае Рерихе. Продолжение

  
   

Статья Островского

Статья Маковского, часть 1
Статья Маковского, часть 2
Статья Маковского, часть 3
Статья Маковского, часть 4

В поисках Шамбалы, 1
В поисках Шамбалы, 2
В поисках Шамбалы, 3
В поисках Шамбалы, 4

О.Петрова о Рерихе, часть 1
О.Петрова о Рерихе, часть 2
О.Петрова о Рерихе, часть 3
О.Петрова о Рерихе, часть 4
О.Петрова о Рерихе, часть 5
О.Петрова о Рерихе, часть 6
О.Петрова о Рерихе, часть 7
О.Петрова о Рерихе, часть 8
О.Петрова о Рерихе, часть 9
О.Петрова о Рерихе, част 10

"Зажигайте сердца!"

Беликов о Рерихе

Князева о Рерихе

Рерих в Петербурге

   


Материалы, собранные в ходе Центрально-Азиатской экспедиции, нуждались в длительной и многосторонней обработке. Николай Константинович понимал, что подобная работа требует привлечения специалистов нескольких профилей. В этих целях 29 июля 1928 года и был основан международный научный центр - институт гималайских исследований («Урусвати» - «Свет утренней звезды»). Однако вскоре Рерих решает перенести деятельность института в Кулу. Как и весь Северный Панджаб с западной частью Гималайского хребта, долина Кулу наилучшим образом отвечала археологическим, историческим, религиозно-философским и филологическим интересам семейства Николая Константиновича. Вдоль реки Беас, протекавшей в долине, проходил древний, но все еще функционировавший путь из Индии в Тибет, на Кайлас, Ладак, Хотан, а оттуда через пустыню Гоби до самого Алтая. И этот путь, и долина Кулу увлекали Рериха перспективами новых исследований и возможностью кратковременных местных экспедиций.
Во главе «Урусвати» встал Юрий Николаевич, развернувший здесь исследования в области тибетологии и буддологии, монголоведения и индианистики. Результаты филологических, историко-культурных и археологических изысканий, проведенные на базе «Урусвати», выдвигают в 30-е годы старшего сына Рериха в ряды выдающихся востоковедов.
Однако международным координатором работы института оставался Николай Константинович. Ему удалось не только привлечь к сотрудничеству серьезных специалистов-гуманитаров, но и установить контакт с отдельными учеными-естественниками и факультетами университетов. Так, обмен ботаническими и зоологическими коллекциями осуществлялся с Мичиганским университетом, Панджабским университетом, Парижским музеем естественной истории, Гарвардским университетом. Особо следует здесь отметить контакты Николая Константиновича и его младшего сына Святослава Николаевича с Всесоюзным институтом растениеводства АН СССР и лично с академиком Н.И.Вавиловым. Судя по их переписке и запросам Вавилова на семенной материал для исследовательской работы, эти научные связи сулили успехи сельскому хозяйству Родины. Но 1937 год уничтожил эти благодатные возможности: Н.И.Вавилов стал жертвой незаконных репрессий, а Рерихи так и не знали, почему оборвалась переписка.
В «Урусвати» проводились и медицинские исследования, причем делались первые попытки сочетать европейскую медицину и традиционные - индийские и центрально-азиатские - методы лечения. Именно в клинике и биохимической лаборатории «Урусвати» особое внимание ученые начали уделять исследованию рака - болезни, которой в то время врачи занимались мало и практически не имели сведений о степени ее распространения. Физики изучали в институте Рериха влияние космических лучей в условиях высокогорья.
Николай Константинович сделал постоянной практикой института небольшие комплексные экспедиции в области, прилежащие к долине Кулу, - в Лахул, Бешар, Канф, Лахор, Ладак, Занскар, Спити. Во многих из этих путешествий он участвовал лично. Рериха-старшего интересовали находки наскальной живописи, а также материальные свидетельства давно исчезнувших культур. Любимая идея Николая Константиновича состояла в том, что он предполагал историческое существование единой для всего человечества прарелигиозной формы - культа поклонения Солнцу, Свету, Огню - как субстанции, противостоящей тьме. Николай Константинович искал подтверждения этой идее не только в своих археологических и этнографических изысканиях, но и в исходных принципах классических религиозно-философских учений Индии.
Эта же идея солярного (солнечного) культа, который, по мысли Рериха, управлял духовной жизнью древних человеческих сообществ, обнаруживается и в сочинениях Елены Ивановны. Она создает такое этико-религиозное учение, в котором сочетаются принципы индийской йоги (традиционной системы психо-физической регуляции сознания) и философские основоположения естествознания. В соответствии с идеей Рериха о господстве культа солнца, огня в общечеловеческой культуре и, в частности, в культурах славянской и древнеиндийской, Елена Ивановна называет созданное ею учение йогой огня, или санскритизированно - агни-йогой.
«Русская тема» в деятельности Рериха-путешественника требовала для своего завершения экспедиции во Внутреннюю Монголию - в те труднодоступные места, где никогда прежде не бывали русские путешественники. Он задумал пройти через Хинган и Гоби, но год на календаре значился 1934: Япония оккупировала значительную часть Центрально-Азиатского региона, оживали самурайские традиции, японский милитаризм готовился к войне с СССР и Монгольской Народной Республикой. Опасность нависла не только над Азиатским континентом, не только над Россией. Коричневая туча фашизма надвигалась на весь мир, вся культура человечества оказалась в опасности.

Выше знамя мира

Поход через Хинган и Гоби имел основную цель - завершить маршрут Центрально-Азиатской экспедиции, но была и прикладная задача. Экспедицию финансировал Департамент земледелия США, который интересовался засухоустойчивыми растениями, произраставшими на окраинах азиатских пустынь. Американцы, некогда распахавшие прерии, чтобы лишить индейцев привычных мест обитания, обрекли эти земли на страшную болезнь - эрозию почвы. Лишь засухоустойчивые злаки могли укрепить плодородный слой, спасти его от выветривания и распыления. На поиск спасительной флоры и снарядил экспедицию Рериха Департамент земледелия США. Более неоткуда было получить средства для путешествия Николаю Константиновичу и Юрию Николаевичу, сопровождавшему отца.
Николай Константинович спешил: он понимал, что судьба региона, где проходила его экспедиция, решится в ближайшие месяцы. В июне 1934 года путешественники покинули Харбин, город, заложенный русскими инженерами-путейцами и ставший в 30-е годы центром дальневосточной белоэмиграции. Экспедиция Рериха направлялась к Баргинскому плато, расположенному у подножия Хинганского хребта. Николай Константинович вел свой караван так, чтобы не уклоняться слишком далеко от линии КВЖД.
Стремясь решить вопросы, поставленные перед экспедицией Департаментом земледелия США, Николай Константинович изучал пустыню. Универсализм мышления Николая Константиновича заставлял его думать о пустыне в связи с человеческой культурой - не есть ли пустыня следствие агрессивности и недальновидной расточительности погибших некогда цивилизаций? Рерих приходит к выводу, что цивилизация гибнет, когда губит Землю, природу - эту космическую основу человеческой культуры. Рерих, по сути, дела, предвосхищает философские основы экологии в экспедиционном дневнике, который назван «Да процветут пустыни».
Николай Константинович не имел возможности более пространно обобщить свои наблюдения, так как экспедиция работала на севере Внутренней Монголии недолго. Японские власти приняли решение выдворить экспедицию с Баргинского плато именно тогда, когда караван вошел в район между озерами Буир-ор и Далай-нор. Японские спецслужбы использовали этот район для развертывания серии провокаций против СССР и не желали, чтобы свидетелем их деятельности стал всемирно известный Николай Рерих, обладавший авторитетом в странах Азии. Большинство азиатских государств находилось в колониальной зависимости от Великобритании, и Япония пыталась предстать перед ними как грядущая освободительница народов Южной и Юго-Восточной Азии от английского владычества. Япония дорожила своей лицемерной политической маской и не желала, чтобы Рерих сорвал ее.
А Николай Константинович и Юрий Николаевич не могли не знать, что в Харбине действует так называемая Всероссийская фашистская партия (ВФП), поддерживаемая японской военной миссией в Китае, что один из ее лидеров К.Родзаевский является агентом-провокатором японской разведки. Именно функционеры ВФП, будучи шпионами и диверсантами японских спецслужб, нагруженные взрывчаткой и пачками антисоветской литературы, регулярно переправлялись через советско-китайскую границу. Николаю Константиновичу стало известно и другое: руками соратников Родзаевского японские милитаристы надеялись развязать бактериологическую войну в Центральной Азии. Органами погранохраны у многих из лазутчиков были обнаружены контейнеры с бактериями холеры, сибирской язвы, тифа и других заразных заболеваний. Такова оказалась реальная миссия милитаристской Японии в Центральной Азии и на Дальнем Востоке, такова была роль, отведенная японцами для профашистской части харбинской белоэмиграции.

 далее...


 Циклы творчества:   Древо преблагое   Страж пустыни   Розовые горы   Меч Гэсера   Печоры   Знаки Христа


  Рекомендуем посетить сайты:

  »  Продажа совковых и штыковых лопат с черенком купить лопату, по всему Дальневосточному региону.

"Люблю искусство Рериха и бесконечно восхищаюсь им. Это вечность и красота." (О.Антонов)

www.roerih.ru, Николай Константинович Рерих, 1874-1947
Русский художник, философ, путешественник. E-mail - niko(a)roerih.ru


Rambler's Top100